Заглавня страница

Колыбельные

Везуха!

Вероника Фёдорова

Вероника Федорова

художественный руководитель проекта

Я вообще Коваля люблю. Надо обязательно любить то, что ты делаешь, иначе ничего не получится. Проза Коваля для меня - как некий образец идеальной пропорциональности, легкости, смысловой подачи и любви. Мне бы хотелось, чтобы мои вещи, сделанные мною фильмы тоже несли что-то такое характерное.

- Насколько сложно или просто экранизировать такую прозу, которая больше похожа на стихи.
Тут скорее сложность. У Коваля очень непростая драматургия. Она все время ускользает, поэтому надо обязательно иметь собственное ощущение. В рассказах всегда чувствуется какое-то очень свежее дыхание и, нужно, с одной стороны, сохранить это ощущение, а с другой – нанизать на него свои собственные чувства, - и передать через это то, что ты хотел сказать на эту тему. Вот, например, «Листобой» – очень красивый рассказ - про ветер, про ощущение осени. Если это просто показать, то получится никому не интересно А как представился я зайчик, которого несет ветер и который вдруг увидел этот огромный мир с высоты… и сразу картинка сложилась. Необходимо, чтобы было кому сопереживать, чтобы что-то держало внимание зрителя. В любом Ковалином произведении надо найти то, что тебя держит. Пока этого нет, ничего не происходит.

- По какому принципу вы выбирали, какие рассказы войдут в цикл?
Во-первых, нужно, чтобы был зрительный образ. Потому что у Коваля есть прекрасные рассказы, они рождают ощущение внутри, между лопаток чувствуешь что-то, но я не представляю, какую работу нужно проделать, чтобы вытащить это и сделать из этого ощущения полноценный мультфильм.  Нужно, чтобы была «зрительность». Вот, есть рассказ «Лошадка задумалась». Ты как-то сразу представляешься себе лошадку.
Еще важен размер, потому что есть прекрасные рассказы, но они на 10-15 минут, а у нас всего три минуты было. И еще приходилось выбирать, учитывая композицию проекта. Например, если три весны уже есть, то четвертая уже не нужна. Нужно искать зиму.

-У вас есть свой любимый мультфильм?
Ой, ну это как дети. Любой ребеныш для мамы самый любимый, самый прекрасный. Есть фильмы, которые легко дались. Легко дались - и прошли. А есть, наоборот, тот, которй тяжело и трудно и переживаешь, так он этим тебе и дороже. Есть какие-то, которые мне нравятся и кажется, что они больше удались. «Листобой», на много процентов меня устраивает, «Лошадка», «Осенний кот»… Да все они мне нравятся.

- Что было самым сложным в проекте "Круглый год"?
Наверное, борьба (в хорошем смысле, конечно, борьба) с Ковалиной прозой. Было тяжело, чувствовалась какая-то ответственность. Трудно было себя мобилизовать. Я же очень медлительный человек. Мне вообще было тяжело решиться, когда Арсен предложил делать этот проект..

- Сколько времени уходило на одну серию?
Около месяца. Месяц-полтора.

- Сколько людей работало над ней?
Я пробовала подсчитывать. Много очень делала Настя Жакулина. Она штук пять фильмов сделала. Было где-то человек 5 художников. Аниматоров человек 10. В общем, порядка 20-25 людей.

- Как распределяются обязанности - кто что придумывает? Делились ли вы со своими коллегами какой-то творческой работой или им доставалась только техническая часть?
Я в этом смысле жадный человек, конечно. До этого обычно приходилось в одиночку одной работать, а здесь – наоборот, с людьми. Так что пришлось делиться и творческой работой тоже. Хотя было очень жалко, так не хотелось отдавать, хотелось все самой сделать и нарисовать. Но постепенно я поняла, что, если другие люди тоже работают, все наполняется, становится богаче, многограннее.
Вот, например, котик весенний - его во многом Настя Головань делала. И прям видно, что это Настя Головань - что это ее кот. А другого котика делала Аня Соловьева – и тоже понятно, что такого кота только Аня Соловьева могла сделать. В общем, приятно, что не ты один делаешь фильм, а целая команда людей, и ты не можешь сказать: «Я сделала фильм». Нужно говорить: «мы сделали фильм». Это очень классно.